Бесподобный кадр! Браво фотографу!

Браво фотографам!

20 ФОТОПОРТРЕТОВ, ОТ КОТОРЫХ СЛОЖНО ОТВЕСТИ ВЗГЛЯД

Создание выдающегося портрета – одна из самых непростых задач для фотографа. Чтобы изображение получилось по-настоящему привлекательным и естественным, человеку с фотоаппаратом нужно заглянуть во внутренней мир модели, раскрыть нечто потаённое, преобразить это и показать в снимке.

В этой подборке 20 фотографий, в которых фотографам удалось показать о запечатлённых людях больше, чем просто их лица.

Автор фото: 3 Joko

Автор фото: Svetlana Belyaeva

Автор фото: Jovana Rikalo

Автор фото: Lusya Maratkanova

Автор фото: Tracie Taylor

Автор фото: Rossalev Andrey

Автор фото: Cameron Bushong

Автор фото: Joel Ericsson

Автор фото: Lisa Holloway

Автор фото: Kristina Kazarina

Автор фото: Jordi Gallego

Автор фото: Дмитрий Рогожкин

Автор фото: Andrey Belosyorov

Автор фото: Samir Novotny

Автор фото: Alessio Albi

Автор фото: PortraitsBySam

Автор фото: Andrey Brandis

Автор фото: Adrian McDonald

Автор фото: Lee Jeffries

ФОТОГРАФИИ, КОТОРЫЕ ПОРАЖАЮТ

Вертикальные трущобы

Храм Ват Ронг Кхун (Тайланд)

Мост Ракотцбрюке, также известный как Чёртов мост, находится в немецком парке Кромлау (Габленц, Саксония).

Плитвицкие озёра (Хорватия)
Озера включёны в список Всемирного Наследия ЮНЕСКО за необыкновенную природную красоту

Храм Симеона Столпника в Грузии

Национальный парк Чжанцзяцзе (Китай)

Аль-Гаффал — гонки на лодках Доу

Пещера гигантских кристаллов в Мексике

Дворец бракосочетания Багт Кошги (Туркменистан)

Рисовые террасы, прославившие китайскую провинцию Юньнань

Водопад Хонокохау

Электростанция «Айванпа» (США)

Токсичные водоросли на озере Эри

Мечеть Насир аль-Мульк (Иран)

Вулкан Эйяфьядлайокюдль (Исландия)

Кратер вулкана Ксико (Мехико)

Китовая акула

Замок Ассизи

Пещерный монастырь Майцзишань (Китай)

Блог Бондарь Андрея

Записная книжка фотографа

Как научиться видеть кадр, — нетривиальный подход к развитию главного навыка фотографа

Вы смотрите, но вы не замечаете, а это большая разница.
/Артур Конан Дойл/

Вечный ученик. Странник.

Трудно сделать умный вид.

Пишу как есть; как сам делаю, как другим предлагаю попробовать, но для начала — понять и взвесить все «за» и «против»: вдруг захотите отказаться?

В чем суть

«Вейценбаум верил, что людьми нас делает именно то, что не поддается вычислениям: связи между нашими мыслями и нашим телом, опыт, который придает форму нашей памяти и мышлению, наша способность испытывать эмоции и сострадание. Наше более интимное общение с компьютером несет в себе огромную угрозу. Чем большую часть жизни мы посвящаем изучению бестелесных символов на наших экранах, тем сильнее теряем свою человечность и жертвуем именно теми качествами, которые отличают нас от машин.»

Может ли пустой кувшин наполнить стакан водою?

Которое «переводится на человеческий язык» просто, если вспомнить Виктора Васнецова, — его мнение:

Внимательность — второй дар художника. Картину нельзя написать вообще. Художник потому и художник, что умеет остановить свой взор на том, что всем нам примелькалось. Примелькавшееся вдруг оборачивается для нас открытием, и чем больше художник, то есть чем он внимательнее, тем величественнее открытие: мы открываем эпоху, народ, человека и самих себя.

Помогает уточнить тему (что, на самом-то деле, требуется изучить), но она все еще огромна и не подпускает к себе.

Где сокрыта проблема

Есть мнение-заблуждение, что компоновки достаточно. Есть упражнение, которое помогает, в определенной мере, новичкам, но скорее оно научает не выстраивать ум, глаза и сердце (как и учили классики фотографии) на одной линии, а заниматься кадрированием, работать с тем, от чего отражается свет.

Упражнение годное, но фотография шире. Оборудование упрощено. Технические тонкости — все доступно онлайн: бери — учись.

Технику съемки легко отработать за пару недель, если лениться — за месяц, а дальше… Тут с печалью, на основе наблюдений, делаются выводы:

  • техника отработана, но «выдумки не дышат»;
  • технически — фотография, но если отбросить эффекты — пустота.

По мере развития технического прогресса ситуация будет усугубляться, все потому, что вновь и вновь ищем прием, техническое решение, тогда как «отгадка» из области ИЗО:

Так ли уж это бесспорно, что человеку на жизнь дана одна пара глаз. Так ли это бесспорно? Детские глаза много совершеннее глаз взрослого человека, они чересчур доверчивы, а потому и видят много больше: во-первых, они видят всё множество деталей, мимо которых скользит пресыщенный глаз взрослого, а во-вторых, они видят не смысл картины, до которой спешат докопаться взрослые люди, но мир картины. А это, как понимаете, совсем не одно и то же.

Детские глаза умеют и любить на всю жизнь, и помнить на всю жизнь. Способность смотреть по-детски взрослый человек в конце концов утрачивает, но он никогда не утратит и не расстанется со своей преданностью детству.

— Вспоминается «Если… не будете как дети…» (Мф. 18:3), но как выясняется — это же и на поприще визуального искусства требуется (и спасибо Виктору Васнецову, что так подробно и доступно пояснил), и следовательно — мы понимаем: чему обучаться.

Photo by Edi Libedinsky on Unsplash

Как фотографу научиться видеть кадр

Первое правило любого художника: не зашиваться на работе, — в нашем случае, 2-4 съемки в неделю, чтобы основательно продумать сцену, подобрать локацию и так далее; оставшееся — довольно приличное количество времени, должно жертвоваться на возделывание ума: чтение, прогулки, стажировки…

Необходимо внимательно изучать профессии своих клиентов, заказчиков или натуры, которая тебе нужна, что бы не ошибиться при выборе, ну и конечно же, стажировка помогает найти, и понять, «малозначимые» детали, без которых фотография будет паттерном времени (воплем и «мертвечиной»), вместо искомой цели — вне времени.

Кадр возможен, если фотограф понимает происходящее: придется изучить историю ремесла с представителем которого, планируется съемка, потребуется «отбросить» имена и цифры, ведь ценности кадру придает отношение ко времени, и если уместно — «примерить обувь» того (и такую же), с кем планируется сотрудничество (творческое или коммерческое — неважно).

Конечно, изначально никто никого не запускает на свою территорию. Нужно учиться, и уметь учиться, быть учеником (еще один важный навык).

Не стоит примерять на себя образ политика: «Я такой же как вы!» — никто этому не верит, — желательно быть выходцем из того же сословия, что и натура. — Так легче найти общий язык и заметить доверие, которое оказывается фотографу.

Творческий путь выстраивается на уважении, Любви своей натуры. Люди наименее зажаты, и наиболее естественны, когда посещают районные рынки или магазины шаговой доступности, и здорово, если фотограф найдет возможность, чтобы устроиться на такие рабочие места.

Издавна художники посещали рынки, трактиры и места излюбленного отдыха горожан — так стоит поступать и фотографу, поскольку так можно отойти от мира иллюзий (как я живу), где, как обычно, все богато, и заметить мир красоты, где все не идеально, но гармонично.

Читать еще:  «Сливочный крем»

— Жесты, взгляды, типажи — все разбросано по закоулкам, странно, что нынче мало кто все, вот все это доступное, собирает: бесплатный образовательный материал, но…

«Я называю себя крестьянским художником, и это действительно так; в дальнейшем тебе станет еще яснее, что я чувствую себя здесь в своей тарелке. И не напрасно я провел так много вечеров у шахтеров, торфяников, ткачей и крестьян, сидя и размышляя у огня, если, конечно, работа оставляла мне на это время.»

Винсент учился тому же и там же, а мы чем лучше?

Моя признательность Чехову — вовсе не за его литературное наследие, а подход к творчеству — всегда под рукой блокнот и карандаш; что-то интересное заметил — записал. Фотограф — не живописец: мольберта под рукой нет, да и в простом блокноте так лихо все не зарисует (но это моя беда, вполне возможно, что вы можете больше, или готовы научиться), но стать более внимательным словно герой Артура Конана Дойля, Шерлок Холмс, — вполне под силу почти каждому фотографу.

Развитию художественной внимательности помогает и творчество Фёдора Достоевского; и не придет такого времени, что его наследие станет мельче, чем современные бестселлеры. И нам не стоит забывать слова Сергея Бондарчука:

«Жизнь, природа, человеческие характеры, событие, истина не требуют литературного приукрашивания. У Шолохова нет ни одной лично им не пережитой, «придуманной» страницы. Недаром он сказал с полным правом о себе: «Я жил и живу среди моих героев… Мне не нужно было собирать материал, потому что он был под рукой, валялся под ногами». Все его книги написаны по горячему следу. Они точно доносят до нас, сохраняют это жаркое дыхание времени. Но, исследуя и постигая конкретную истину своего времени, Шолохов всякий раз выходит к удивительным по своей силе и поэтичности обобщениям непреходящего значения…»

Мы должны учиться не только подмечать-коллекционировать, но и систематизировать и… По возможности, нужно учиться фотографией подтверждать мысль, изречение и в тоже время — мысль подтверждать фотографией, — об этом так же говорил Андрей Тарковский:

«Процесс кристаллизации замысла требует от режиссёра огромного напряжения воли…»

Если устает голова, то впору прогуляться на природе, как Иван Шишкин: недельные визиты в лесную чащу, чтобы насладиться тишиной и гармонией, искомой жизнью, без «цивилизации» и суеты, — учиться готовить себя, к работе, к видению кадра…

Умиротворение души, — вот секрет «видения…». Дух творит себе формы, — нам ли этого не знать?

«Учиться…» — ирония в том, что можно только учиться, но нельзя научиться. Точнее сказать можно, но это будет лукавство: нет предела (есть только возможности, чтобы непрерывно… и беспощадно, вспоминаем профессиональную этику, — такое оно, искусство).

Мир всем, и попутного света на местах фотографических баталий.

Фотограф показал закулисье гламурных фотосъемок, и на какие ухищрения он идет ради красивого кадра и это реально смешно!

В наше время соцсетей люди готовы пойти на многое ради красивого кадра. Однако есть такие мастера, перед которыми мы все будто детишки с игрушечной фотокамерой. И об одном из них я и хочу сегодня рассказать.

Бразильский фотограф Жилмар Силва живет в городе Каскавел. По местным меркам, это провинция, население – чуть больше 300 тысяч, достопримечательностей нет. Все друг друга знают – это, конечно, сильно сказано, но фотографу развернутся нелегко. Долгое время Силва, как и другие его коллеги, снимал свадьбы и семейные торжества, делал фото будущих матерей и милых детишек. Работал добротно, фотошопил на твердую пятерку, больше, пожалуй, и добавить нечего. Так откуда у него тогда 566 тысяч подписчиков в «Инстаграме» ?!

Ответ прост: пару лет назад Силва стал выкладывать в соцсетях свои фотографии в популярном формате «до» и «после» Он продемонстрировал закулисье ванильных съемок, цель которых по максимуму заполнить кадр гламуром и патокой. Благодаря провинциальному фотографу все вдруг увидели, что красоту можно снять даже на обочине. Серьезно, нужно лишь правильно выстроить кадр, выбрать ракурс, а потом сделать цветокоррекцию и, если понадобится, убрать лишнее в Photoshop.

В своем Facebook Жилмар Силва раскрывает еще больше секретов. Иногда он делает потрясающе красивые фотографии… прямо у себя во дворе. К нему недавно заскочил брат и попросил сфоткать вместе с его девушкой. Далеко ехать не пришлось, всё отсняли, просто выйдя на улицу. Силва говорит, что ему нравится снимать вдоль дорог, в каких-нибудь чахлых кустах или луж. Иногда ему помогают ассистенты: они брызжут водой в героев съемки, разбрасывают конфетти и так далее. Но обычно всё очень просто: нужно лишь найти место и определиться с ракурсом. Собственно, свой цикл работ, сделавший его известным на весь мир и принесший сотни тысяч подписчиков, Силва назвал LUGARxFOTO (с португальского: МЕСТОxФОТО).

Силва, безусловно, хороший фотограф с фантазией и смекалкой. Он не боится «Фотошопа», но и не злоупотребляет им, особенно в последнее время. Снимки, аналогичные тем, что делает бразилец, сейчас очень популярны в России, так что у нас всё примерно так же. Скажем Жилмару спасибо за ироничный взгляд на процесс изготовления кадров, полных демонстративной любви и давайте посмотрим его новые и самые популярные фотографии.

Кинопрофессии: Фотограф на площадке — о поисках взаимопонимания

КиноПоиск беседует с тем, чьими глазами зрители видят фильм еще до его появления на экранах, — с фотографом на площадке. Эта работа сначала может показаться настоящей сказкой: бесконечные путешествия, необычные места съемок, известные актеры и режиссеры в кадре. Но так ли все просто? Рассказывает Ирина Середа, фотограф «Курьера из „Рая“».

28 ноября на российских экранах появился «Курьер из „Рая“» — основанная на реальных событиях комедия о современной России и ее жителях. К выходу фильма КиноПоиск сделал серию интервью с теми членами съемочной группы, о которых зрители редко задумываются. Локейшн-скаут Елена Быкова рассказала о поиске мест для съемок, невозможности снимать в Москве и нервных чиновниках, постановщик трюков Виктор Иванов поделился опытом работы на «Превосходстве Борна» и «Сталинграде», оператор Сергей Козлов раскрыл секреты командной работы, а художник-постановщик Сергей Агин пустил в собственную мастерскую и поведал немало баек со съемок. На этот раз КиноПоиск предлагает поговорить с тем, чьими глазами зрители видят фильм еще до его появления на экранах, — с фотографом на площадке.

Ирина Середа, работавшая на съемках «Курьера из „Рая“», вот уже больше десяти лет живет по совершенно особенному графику — от одной киноэкспедиции до другой. Вместе с киношниками она выдерживает многочасовые смены и отдыхает, когда у группы отсыпной. Ее работа сначала может показаться настоящей сказкой: бесконечные путешествия, необычные места съемок, известные актеры и режиссеры в кадре. Однако так ли все просто? КиноПоиск узнал у Ирины, что самое сложное в ее работе, а также о том, легко ли стать фотографом в кино человеку с улицы.

Читать еще:  МАЛЕНЬКИЕ САДОВЫЕ СЕКРЕТИКИ

Все фотографии с площадки «Курьера из „Рая“», использованные в данном материале, сняла Ирина.

Расскажи, как ты стала фотографом в кино?

Когда мне было 10 лет, мама подарила мне фотоаппарат «Зенит». Я совершенно не умела на него снимать. Потом прошли годы, я захотела стать кинооператором, но я не знала, что для того, чтобы им стать, нужно уметь фотографировать. В 14 лет в моем классе учились две сестры, мама которых работала в Фонде Ролана Быкова. А я снимала на мыльницу какие-то фотоработы. Она увидела их и сказала: тебе нужно поступать во ВГИК. Я туда сходила, поняла, что нужно уметь фотографировать, и стала учиться.

Училась я во Дворце пионеров у двух замечательных фотографов. В кино же я попала следующим образом. Я не поступила во ВГИК после школы и пошла работать в ИТАР-ТАСС экспедитором в службу новостей. В какой-то момент моя мама позвонила мне и сказала: завтра ты летишь в киноэкспедицию. Я не поняла: как это? Оказывается, мама ехала по Мосфильмовской улице, увидела голосующую женщину и согласилась ее подвезти. Они разговорились. Та оказалась директором картины Александра Абдулова «Бременские музыканты & Co». Мама рассказала про меня, что я хочу фотографировать, хотела быть кинооператором, и они договорились, что я поеду в эту экспедицию и просто там пофотографирую. С этого все и началось.

То есть это счастливое совпадение. А как дальше ты находила проекты?

В кино все так и происходит — через знакомых. Сначала я была у Кеосаяна, в «», потом пошла в «Про-Синема», и там уже произошло много всего интересного. Они занимались производством телефильма Владимира Ивановича Хотиненко «Следствие ведут знатоки». Так я стала работать с Хотиненко; он замечательный режиссер. С ним получилось много снять проектов, например фильм «Поп» (недавно же Ирина работала на съемках «Бесов» — Прим. КиноПоиска).

Какие перед тобой ставят задачи продюсеры?

Главная задача — рекламная фотография. Как сказал Джаник Файзиев (а мне очень понравилась его формулировка), мы шьем фрак. От того, какой фрак получится, зависит, как человек будет выглядеть. По сути, фотографии — это реклама проекта, нужно показать его с самой красивой, интересной, масштабной стороны.

Какие были в твоей карьере самые запоминающиеся проекты?

«Гибель империи», «Дневной дозор», «Поп». «Август. Восьмого» того же Файзиева — один из самых ярких и запоминающихся. Кстати, он сам меня нашел. Я работала до этого для нескольких проектов Первого канала, и Джаник видел мои фотографии. Они ему очень понравились, и он попросил меня найти. Таких масштабов, такого взаимопонимания в группе, как на «Августе», я не припомню. Поскольку картина была военная, было много пиротехнических трюков, то нужно было снимать военные действия. Мы периодически ощущали себя действительно в эпицентре войны: все летает, взрывается, гильзы горящие летят. Фотограф на площадке — это еще и опасная для жизни профессия!

А смешные случаи бывают?

Конечно! Когда мы снимали «Убойную силу» в Каннах, было очень смешно. Мы должны были снять главных героев в режиме онлайн на каннской лестнице, пока они по ней поднимаются. Что-то произошло с организацией этого мероприятия, поэтому мы не могли там быть как съемочная группа официально. На всю группу у нас было пять или семь пригласительных билетов, при этом у нас была обычная смена часов до шести, а потом мы резко должны были переодеться в вечерние платья и костюмы и бежать на эту красную дорожку.

Нас было всего несколько человек: оператор-постановщик, его два ассистента, я. У меня была задача снять рекламную фотографию наших главных героев на каннской лестнице. Первый канал сделал мне неправильную аккредитацию — оператора вместо фотокорреспондента. В итоге меня поставили к видеооператорам, а мне нужно сделать этот решающий кадр! Я беру с собой фотокамеру, меня останавливают, говорят, что нельзя с фотоаппаратом. Мы решаем эту проблему так: мне дают маленький фотик с объективом-полтинником и тяжелую кинокамеру как ассистенту оператора, я беру ее и, вся нарядная, тащу на дорожку. Под этим прикрытием мне нужно было сделать кадр с одного дубля.

Но там все очень строго! Если у тебя кинокамера, то ты снимаешь только видео, фотографировать запрещено. В итоге каждый раз, когда я пыталась достать фотоаппарат, ко мне подходил суровый охранник и спрашивал, почему я снимаю. Я пыталась давить на жалость, говорила, что там мои друзья, что это для себя, в альбом. В итоге он сдался и сказал: хорошо, но только три раза. Из-за этого, конечно, хорошие фотографии не получились, но наши дизайнеры обыграли эту ситуацию.

Неужели сняли с одного дубля? Там же толпа людей.

Предполагалось, что наши герои пройдут один раз. Наши же актеры проходили четыре раза! Мне кажется, только русские так могут. Они проходили наверх, потом разворачивались, спускались по лестнице и поднимались снова. И так три-четыре дубля! Никто не понимал, что происходит. Охранники были сбиты с толку: кто эти люди, почему они ходят туда-сюда, почему я каждый раз пытаюсь сфотографировать их в семейный альбом?

Еще у нас там же, на съемках «Убойной силы», был Жерар Депардье. То есть нам сказали, что он приедет, предупредили, мол, не подходить, не трогать, не фотографировать. Как же мне делать свою работу? А он должен был быть у нас только две или три смены. У него тогда еще была какая-то трагедия в семье, кажется, с сыном, говорили, что у него плохое настроение. К нашему удивлению, он оказался очень доброжелательным, любезным, общительным. Но мне тогда сказали: никаких фото, кроме площадки. Я, естественно, пыталась хоть как-то его снять — мне же надо работать! Была очень нервная обстановка. В какой-то момент я уже отчаялась: что-то не получалось, не срасталось. Я вышла на балкон, будучи очень расстроенной. И тут выходит ко мне он, Жерар Депардье, и жестами показывает: снимай меня. Получилась отличная фотосессия. То есть он как-то понял мое настроение, или я ему просто приглянулась, не знаю.

Часто не срастается, или это исключение?

Работа фотографа на съемочной площадке — специфическая вещь. Ты все время как уж на сковородке: нужно обходить какие-то острые углы, искать к каждому индивидуальный подход, учитывать тысячу моментов, которые вокруг происходят. Никто не любит фотографироваться, а потом все хотят хорошие снимки. Хотят чистый звук с площадки, значит, щелкать затвором нельзя. Стоят пять камер — трудно найти место, чтобы встать и не мешать съемке. К тому же все хотят своего личного пространства. Кино — это сложная работа в коллективе. Поэтому я считаю, что самое главное для фотографа, помимо профессиональных качеств, — это умение общаться с людьми и относиться к ним честно, искренне. Тогда все получится.

Читать еще:  Очень красивый узор спицами — квадраты

А с кем еще из зарубежных звезд вроде Депардье удалось поработать?

В моей жизни было два забавных случая. Помнишь сериал «Санта-Барбара»? Мне в детстве очень нравился Мэйсон. Так случилось, что одним из моих первых проектов был сериал «Русские в городе ангелов» режиссера Родиона Нахапетова. В этом сериале были Эрик Робертс, еще кто-то и как раз актер Лейн Дэвис, который играл Мэйсона. Каково было мое счастье, когда я его увидела! (Смеется.) Тогда снимали как раз русский блок, и мы с ним начали общаться, он дал мне свою почту, мы еще долго переписывались.

Второй случай был как раз связан со съемками «Убойной силы» в Каннах. У нас была французская сторона продакшна, мы же провели там три недели. Эта французская сторона как-то мной прониклась, и они меня позвали работать на проекте, который, как предполагалось, должен был стартовать через четыре месяца в Румынии. На тот момент я не знала, что это за проект, но приглашение было словно из сказки. И зарплата другая, и отношение, словно другая планета. Я, естественно, согласилась и ждала этот проект. После «Убойной силы» я вернулась в Москву и почти сразу уехала на съемки «Участка». Хотя я продолжала ждать тот румынский проект, но он постепенно стал казаться какой-то сказкой, которая никогда не случится. Меня тогда уже позвали работать на съемках «Гибели империи». От французов ни слуху ни духу, и я приняла приглашение — лучше синица в руках. Буквально через две недели после того, как мы уехали в экспедицию с «Гибелью», меня находит мой французский друг и говорит: поехали! Я говорю: как поехали? Так это была не шутка? Но уйти с проекта я уже не смогла и в итоге в Румынию, конечно, не поехала. А проект, как выяснилось, был «Багровые реки 2».

Фотографии ты все отдаешь студии, которая занимается производством?

По контракту с компаниями все фотографии принадлежат им. Да для себя и не получается снимать, вся жизнь проходит на площадке. Снимать приходится очень много, настолько, что физически очень устаешь, не можешь держать в руках фотоаппарат уже.

У тебя, наверное, гигабайты и гигабайты фотографий после каждого фильма?

Все зависит от того, какой проект. Я считаю, мне повезло, потому что я работала на очень интересных проектах, где хочется и получается снимать много. Но все зависит от того, что происходит на площадке и какие стоят задачи. Порой в день ты можешь сделать два—три кадра, а иногда за смену сливаешь на ноутбук фотографии с двух флешек по 9 гигабайт.

Всегда ли есть спрос на услуги фотографов на площадке?

Загруженность получается плотная. Это не всегда игровые полнометражные фильмы. Бывают и сериалы, и телепроекты, но почти всегда после окончания одних съемок есть предложение поехать на другие. В таком ритме даже бывает непросто работать, порой хочется отдохнуть.

А на телепроектах задачи те же, что и в кино?

Да, это и фото на память, и фоторепортажи с площадки для СМИ, и рекламные фото, и игровые. Часто из фотографий делают потом плакаты, афиши.

Что значит «игровые фотографии»?

Игровые фотографии — это те, что появляются в кадре. Например, в «Курьере из „Рая“» — это карточки в доме героя Дмитрия Дюжева, на которых он с женой, календарь с Лизой Боярской на стене в комнате его дочери. Эти фотографии нужно сделать до съемок, причем порой в полевых условиях. Подготовить, в случае с домашним альбомом состарить, чтобы они смотрелись как настоящие.

Много ли у тебя коллег по профессии? Общаешься ли ты с ними?

Мир кино очень узкий. Действительно, все друг друга знают. У меня есть знакомые фотографы, но что касается киношных фотографов, то то ли существует какая-то ревность, то ли еще по какой-то причине, но мы практически не общаемся между собой. И, насколько я могу судить, людей в этой профессии не так уж много. Помню, был такой фотограф Игорь Гневашев. Не знаю, какова сейчас его судьба. Он был классическим фотографом старой школы, много работал в кино, такой мэтр. Кажется, даже преподавал где-то. С ним мы, помню, как-то общались. Но совсем уж друзей-приятелей в этой среде у меня нет.

А если человек хочет стать фотографом в кино, насколько это реально? Можно ли прийти в студию и сказать: хочу для вас снимать хоть бесплатно?

В кино, как правило, это связи. Это вообще мир знакомств и знакомых. Я считаю, это дело случая. Если это твое, то это произойдет. Для того чтобы работать в кино, мало уметь фотографировать. Нужны знакомые, нужен опыт общения с людьми.

Что-то изменилось в работе фотографа на площадке за то время, что ты в этой профессии?

Когда-то, как мне рассказывали, к фотографам в кино было особое отношение. Потому что все понимали, что это серьезная работа. Не менее серьезная, чем кинооператор, например. Актеры специально играли дубли для него. Ставилась камера (техника тогда, конечно, была более громоздкой), и актеры играли для фотографа, как на кинокамеру. Сейчас все изменилось. За 12 лет, которые я в кино работаю, я наблюдаю очень серьезные изменения в отношении к фотографии. Мир меняется, технологии тоже, и отношение, к сожалению, тоже. Я считаю, это неправильно. Все мы делаем серьезное и важное дело, и фотограф тоже. Конечно, все зависит от продюсера, от заказчика. Ведь все хотят получить хорошие фотографии. Но если вы их хотите, то почему такое отношение к фотографу как человеку, который просто бегает по площадке и мешается?

В этом и заключается, наверное, работа фотографа — чтобы найти взаимопонимание со всеми участниками процесса и получить все-таки хорошие кадры. Но это непросто. Если раньше была возможность снимать во время репетиций, ведь во время дубля часто пишут чистый звук и фотографировать нельзя, то сейчас часто снимают без репетиций. А значит, возможности снять игровые кадры из фильма практически нет. Актеры не всегда идут на контакт и вообще часто не любят фотографироваться. А если и соглашаются, то они никогда не будут играть для фото так, как они это делают во время репетиции или дубля. Приходится учитывать очень много таких моментов.

Зато с такой работой, как у тебя, наверное, не заскучаешь, ведь все проекты разные.

Конечно, это не может наскучить. Хотя мне рассказывали, что бывают унылые, скучные проекты, куда люди идут исключительно ради денег. Я про себя знаю, что не смогу честно работать на проекте, сидя месяцами в павильоне, потому что мне сложно сидеть долго в четырех стенах. Если мне предлагают что-то, что мне претит, я откажусь, даже если предложат большие деньги.

Источники:

http://www.passionforum.ru/posts/61478-bravo-fotografam.html
http://blog.andrewbondar.ru/kak-nauchitsya-videt-kadr/
http://zen.yandex.ru/media/id/5a3258b89d5cb30aa2bc7d70/5b7d6ce51599c700aa960787
http://www.kinopoisk.ru/article/2288816/

Ссылка на основную публикацию
Статьи на тему:

Adblock
detector