Вот эти в детстве мы набивали животы

Пятничные анекдоты (15 шт)

1. Рабочий день делится на «Да мы же еще только пришли» и «Да скоро уходить уже».

2. Дети, не верьте родителям, когда они говорят: «Вот будет тебе 18, станешь, кем захочешь». Мне уже хорошо за 20, а я до сих пор не Бэтмен.

3. Мы в детстве болели реже, чем сейчас наши дети. Вот думаю, что было лечебным: смола с деревьев, зеленые абрикосы, гудрон или кисленькие жопки муравьев?

4. Хорошая работа — это когда опаздываешь на полчаса, встречаешь начальника, а он говорит что ты молодец, что ты сегодня первый!

5. На свадьбе жених решил, что за такие деньги лучше выкупить брата из тюрьмы, чем невесту.

6. Если «вся в мать», то красавица, а если «весь в отца», то засранец.

7. Я буду долго гнать велосипед и у врача его остановлю. Сниму штаны и покажу букет от девушки, которую люблю!

8. — Ты чего плачешь?
— Мне шампунь глазки щиплет.
— Тебе 28 лет.
— По-твоему, от этого глазкам менее больно?

9. — Милый, хватит уже пукать при мне!
— Ну, это новая стадия отношений, я стал больше тебе доверять.
— Ты с первых дней знакомства при мне это делаешь!
— Я доверчивый.

10. — Ой, какие у тебя милые ямочки на щеках!
— Это ноздри.

11. Русский язык очень лаконичный. Например, надпись «Здесь были туристы из России» состоит всего из трех букв.

12. В одном племени в Южной Америке девушек, у которых на момент совершеннолетия была маленькая грудь, приносили в жертву богам — бросали в озеро. Озеро так и называется — Титикака.

13. — Чем отличается веселый байкер от грустного?
— У веселого байкера зубы в мошках!

14. Приходит индеец в тамошний паспортный стол.
— Я хочу поменять имя.
— Почему?
— Оно очень длинное.
— Ну и как ваше имя?
— Большекрылый дикий орел, камнем падающий с неба.
— Действительно длинновато. И какое же новое имя вы выбрали?
— Бум.

15. Новый русский поймал золотую рыбку. Она ему говорит:
— Отпусти меня, любое желание исполню.
— Рыбка, вот есть у меня квартира в Москве, а вилла на
Канарах. Построй для меня автостраду, чтобы я мог быстро из квартиры до виллы добираться.
— Ну, ты даешь! Это ж очень тяжело. Только представь, сколько нужно бетона, асфальта. Лучше загадай другое желание.
— Ну ладно. Вот у меня были четыре жены. Все как сыр в масле катались, но при этом были вечно чем-то недовольны, а почему — не знаю. Научи меня понимать женщин.
— Тебе автостраду четырех- или шестиполосную?

Пользователи сети поделились конфузами из детства, о которых им до сих пор неловко вспоминать

В детстве все мы были изобретательными и бесстрашными, искали приключений и набивали шишки, веселили и расстраивали своими выходками родителей. И абсолютно с каждым из нас случалось такое, что вспомнить стыдно и смешно.

AdMe.ru узнал у пользователей сети о неловких ситуациях, казусах и провалах, которые произошли с ними давным-давно, а запомнились на всю жизнь.

С детства я был очень вежливым. Поэтому, когда в поликлинике доктор спросил меня:
«Как ты сегодня сходил по-большому?» — я ответил: «Спасибо, хорошо. А вы?» © MelvinFrohike

Мы собирались в гости. Меня нарядили в новый костюм: пиджачок, брючки, белая рубашечка — и, дабы не болтался под ногами, выставили на улицу ждать, пока соберутся родители, чтобы вместе идти. Это была плохая идея, потому что дворовые друзья в это время прикатили ржавую и грязную железную бочку и я просто не мог не быть испытателем этого «космического аппарата». © 300spartantcev

Середина 80-х, детский сад. Чтобы поиграть с какой-нибудь игрушкой, надо было ее показать воспитателю и спросить разрешения. И вот я выбрал гоночную машину, которая, когда ее катаешь по полу, издает такой лютый вой за счет какого-то внутреннего механизма. Мои ручки тянутся ее взять, и одна девочка кричит: «Не бери Христа ради!» Я подумал, что «христаради» — это название этой игрушки. Спустя несколько дней я подошел к воспитательнице с этой машинкой и спросил: «Можно взять христаради?» Воспитательница сделала такие круглые глаза: «Можно, конечно, конечно бери, родной!» © FelixMusic

Мне 4 года, мы с подружкой играем в «Новый год» рядом с подъездом, то есть вешаем всякий мусор на нижние ветки околоподъездного куста. До сих пор помню свое внутреннее ощущение уверенности, что я порадую маму и всех соседей таким вот нарядным кустиком. Мама потом играла со мной в «Новый год закончился», ну то есть собирали мы этот развешенный мусор вместе. © lunaaprelia

Читать еще:  «Котлеты из куриного фарша с овсяными хлопьями»

Было мне лет 7, был я наказан и вынужден сидеть дома целый день в каникулы. Приглашать кого-либо к себе было также настрого запрещено. С утра родители ушли на работу с указанием сидеть целый день и учить уроки. Не прошло и получаса, как стучится в дверь друган Мишка, зовет гулять. Я ему объяснил, что так, мол, и так. Ну и пришла тогда ему мысль посидеть поиграть в Dendy, пока предков нет. Сидим, значит, часок-другой играем. И тут внезапно ключ в двери провернулся: домой неожиданно рано вернулся отец. Ну я мигом сую Мишку в шкаф — сейчас, мол, возьмет, что забыл, и снова на работу, посиди 5 минут.
Отец заходит ко мне в комнату:
— Ты чем занимаешься?
— Уроки делаю.
— Ага, и приставка включена.
Тут в шкафу что-то чихнуло.
— Кто у тебя?
— Никого.
Отец открывает шкаф. Мишка не придумал ничего умнее, чем спросить:
— Здрасьте. А Денис дома?
— Да, но гулять он не пойдет, — сказал отец и закрыл дверь шкафа. © denvman

Страх детства № 256 — когда, еще будучи мелким, садишься за руль папиной машины и крутишь руль туда-сюда, а он внезапно блокируется. И ты сразу такой: «Интересно, а в детдоме нормально кормят?» © AZVAZ

На корпоративе после энной бутылки шампанского 20-летняя сотрудница с донельзя скорбным видом:
— Я в отношениях разочаровалась еще в 13 лет. Один человек тогда мне причинил столько боли, что хотелось закрыть глаза и больше никогда их не открывать.
Ее подруга приблизительно того же возраста:
— И у меня было подобное в этом возрасте. После такого я долго не могла никому доверять. До самого выпускного класса я не подпускала к себе парней, потому что страх предательства заставлял закрываться ото всех.
Я:
— А я в 13 лет натирал руки о флисовый плед, чтобы ударить младшего брата в ухо статическим электричеством с криком «Пика-пика!» © Buhalsbomjami

Было мне лет 7. У нас в огороде росла развесистая груша (в виде буквы V), и отец решил на нее залезть. Естественно, как это и бывает, сил взобраться хватило, а обратно — нет: сидит наверху, кайфует и просит меня принести лестницу. Ну я, как порядочный, пошел за ней. Затем меня решил навестить лучший друг и позвал играть в приставку. Я, ясен-красен, согласился.
Шел 3-й час игры, и тут я вспоминаю про лестницу. Бегу домой. Крики с огорода:
— На кой я его родил?!
В итоге отец просидел 3 с половиной часа на груше, а я потом 2 недели жил у бабки. © marlenok

В детстве, когда мы с сестрой простужались, бабушка всегда лечила нас бальзамом Биттнера, наливая нам по колпачку. Сестренка всегда морщилась при этом, а мне безумно нравился его загадочный травянисто-спиртовой вкус! И вот однажды, после очередной порции бальзама, я громко заявил, что, когда вырасту, устроюсь на завод по производству таких вкусных и полезных лекарств, чтобы я мог беспрепятственно пить их стаканами, всех угощать и никогда не болеть!
Мама нахмурилась, бабушка поперхнулась чаем, а дед одобрительно кивнул. © oxxymiron

В садике мне нравилась девочка Вера. Она любила мальчика Сашу. Даже как-то поцеловались. Ну, в общем, я очень сильно ревновал. Насколько может ревновать ребенок, вот настолько и ревновал.
Однажды я придумал «идеальный» план, как отбить эту Веру. План был простой: при этой самой Вере я должен был столкнуться лбом с ним. В буквальном смысле. Далее, перед тем как пойти на прогулку, я должен был подойти к «любимой» и сказать: «Это я, Саша, и я поменялся телом с © DaKaKTaKToTaK» и попробовать поцеловать в щечку или — о боже! — в губки.
Я каким-то образом провернул все это действие. Убедил ее и (удивительно) его в этой истории. Вера дружила со мной, Саша был «мной». Он реально поверил, что он — это я. Целый день я считал себя каким-то гением. Пока за мной не пришла мама. И чтобы не спалится, что их двоих я обвел вокруг пальца, я еще раз ударился с этим Сашей головой. Правда, потом «замена тел» не работала. На другие мои манипуляции они не велись. Видимо, о чем-то стали подозревать. Сердце было разбито. © DaKaKTaKToTaK

Помню как сейчас. Перед родителями стою я (10 лет), мои сестры. Главный вопрос: «Кто стер кассету?» Никто не сознается. Очевидно, что кто-то хотел послушать и нажал соседнюю кнопку. Какого черта вообще эти кнопки соседние?! 25 рублей на ветер. Новая кассета, купили недавно.
Стоим молчим, и тут на кассете зазвучал нараспев мой голос: «Голова-а-а моя глу-у-упая, безно-о-огая, безру-у-укая. » Палево! © velikijslava

Читать еще:  Какое должно быть расстояние от дома до забора на загородных участках.

Стихи из детства

Зинаида Александрова
МОЙ МИШКА
Я рубашку сшила Мишке,
Я сошью ему штанишки.
Надо к ним карман пришить
И платочек положить.

На плите сварилась каша.
Где большая ложка наша?
Я тебе перед едой
Лапы вымою водой.

Повяжу тебе салфетку —
Ешь котлетку, ешь конфетку,
Молоко своё допей
И пойдём гулять скорей.

Это куры, это утки.
Чёрный Шарик возле будки.
Мы его не позовём,
Убежим гулять вдвоём.

Пьёт козлёнок из корыта,
На тебя глядит сердито.
Ты не бойся — это гусь.
Я сама его боюсь!

Мы по узенькой дощечке
Побежим купаться к речке,
Будем плавать, загорать,
Наши трусики стирать.

Мишка топал, баловался,
Лёгкий мостик зашатался,
По воде идут круги…
Шарик, Шарик, помоги!

Мишка мокрый, будто губка,
Сохнет плюшевая шубка.
Шарик убежал вперёд…
Нам от мамы попадёт!

НА ПРОГУЛКЕ
Мяч, ведерко и лопатка,
Вам приходится не сладко.
Если взяли вас гулять,
Надо рыть, носить, скакать.

По земле зеленый мячик
Целый час лягушкой скачет.
И лопатке недосуг –
Раскопала все вокруг.

У ведерка дело хуже –
Воду черпает из лужи.
Только в луже – вот беда! –
Не кончается вода!

ИГРУШКИ
Из цветной пушистой байки
Малышам игрушки шьем —
Куклы, мячики и зайки.
Их всё больше с каждым днем.

Здесь игрушек целый угол:
Белый выводок зайчат,
И косички толстых кукол
Кверху бантами торчат.

Выбирай лоскутик ярче,
Уши длинные пришей:
Посмотрите — вышел зайчик
Для забавы малышей.

Всё мы шить умеем сами,
И у наших мастеров
Слоник с мягкими ушами,
С длинным хоботом готов.

Вот тигренок полосатый.
У тигренка добрый вид,
Потому что только ватой
У него живот набит.

Сшили мы с одной подругой
Куклу новую сейчас.
Мы ее набили туго,
И она стоит у нас.

Шляпа с ленточкой лиловой,
А на платьице кайма.
Я бы этой куклой новой
Поиграла бы сама.

РАЗ-ДВА-ТРИ-ЧЕТЫРЕ-ПЯТЬ!
Раз-два-три-четыре-пять!
Будем пальчики считать –
Крепкие, дружные,
Все такие нужные.
На другой руке опять:
Раз-два-три-четыре-пять!
Пальчики быстрые,
Хоть не очень чистые!
Много пальчикам хлопот:
То играют в ладушки,
То зачем-то лезут в рот,
Книжки рвут у бабушки…
Переделав все дела,
Тянут скатерть со стола,
Лезут в соль и в компот,
А потом наоборот.
Пальчики дружные,
Все такие нужные!

ЛОШАДКА
Мы бегаем вокруг двора,
И с нами вместе Натка.
Ей очень нравится игра –
Она теперь лошадка.

Лошадка может звонко ржать,
Упрямо гривой машет,
За вожжи трудно удержать
Уже лошадку нашу.

А в небе молнии блестят,
Ползет сырая туча.
— Тпру-у, поворачивай назад! –
Велит лошадке кучер.

Из тучи дождик припустил,
Сердитый гром грохочет.
Лошадка из последних сил
Копытцами топочет.

Мы ей кричим:
— Домой, бегом!
Но отвечает Натка:
— Нельзя лошадкам бегать в дом,
А я еще лошадка!

КАРМАННЫЙ ФОНАРИК
Фонарик черный, как жучок,
В кармане у меня.
Лежит фонарик-светлячок,
Слепой при свете дня.

А вечером я им свечу,
Свечу, куда хочу.

Зажжется и горит в руке
Фонарик-светлячок.
Вчера нашел я на песке
Помятый пятачок.

Но я совсем здесь ни при чем –
Он видит всё насквозь,
Он отыскал своим лучом
В траве забытый гвоздь.

Нашел машинку под листом,
Нашел Маринку под кустом.
Ведь я теперь, куда хочу,
Фонариком свечу.

Я опустил фонарик в пруд,
Подвесив за шпагат,
Чтоб знать, как рыбки там живут,
На чем лягушки спят.

Но мой фонарик-водолаз,
В пруду мигнув, погас,
И мне ребята говорят,
Что сам я виноват.

РОМАШКИ
Маленькое солнце на моей ладошке, —
Белая ромашка на зеленой ножке.
С белым ободочком желтые сердечки…
Сколько на лугу их, сколько их у речки!

Зацвели ромашки – наступило лето.
Из ромашек белых вяжутся букеты.
В глиняном кувшине, в банке или чашке
Весело теснятся крупные ромашки.

Наши мастерицы принялись за дело –
Всем венки плетутся из ромашек белых.
И козленку Тимке, и телушке Машке
Нравятся большие вкусные ромашки.

Чем советские дети заменяли жевательную резинку

Современные дети, слушая рассказы тех, чье детство пришлось хотя бы на 70-80-е, всегда с недоверием переспрашивают: «серьезно, мультфильмы показывали так редко и вы бросали игры во дворе и бежали домой, чтобы посмотреть этот несчастный мультик?» или «а вы, правда, разбивали градусники, чтобы просто собрать ртуть в коробочку и катать ее там?» Ну а когда заходит речь о том, чем нам приходилось лакомиться, вот тут недоверия возникает больше всего.

Читать еще:  САЛАТ С ОГУРЦАМИ «ЗИМНЯЯ СКАЗКА»

Ну как объяснить современному ребенку, выросшему среди изобилия кондитерских и прочих вкусностей, что мы конфеты «Трюфель» или «Мишка косолапый» видели лишь по большим праздникам? Зато мы знали, что можно есть цветы акации, листики барбариса, молодые елочные иголки, круглые семена липы, нектар из цветков флоксов, незрелые ягоды и всевозможные травки.

Но совершенно особое место во всей этой детской кулинарии занимали всевозможные заменители жвачки. Снабжение магазинов жевательной резинкой было совершенно непредсказуемым: в нашем подмосковном городке, к примеру, она свободно лежала во всех торговых точках, и купить ее можно было хоть по одной пластинке, хоть упаковкой, хоть целым блоком — клубничная, мятная и апельсиновая, потом к этому ассортименту добавилась еще кофейная. Сначала пластинка жвачки стоила 10 коп., а упаковка, соответственно, 50 коп., чуть позже она подорожала до 12 коп. за пластинку и 60 коп. за упаковку.

В регионах встречалась более редкая у нас и потому особенно ценная жвачка в виде кубиков по цене 15 коп./шт. Чаще всего она была жесткой, как старая ириска «Кис-кис», но после основательной работы челюстями, размягчалась и приобретала привычную структуру.

На самом деле, нас, детей, мало заботила свежесть и сохранность жвачки — мы могли всем двором жевать одну пластинку, даже не задумываясь о негигиеничности этого процесса. От вкуса жвачки ничего не оставалось, но ощущение, что ты жуешь резинку, было настолько приятным, что покрывало все прочие недостатки. Жвачки прилепляли куда-нибудь в незаметное место на ночь, а утром отлепляли и снова принимались жевать, и так до тех пор. пока она не разлеталась буквально по ниточкам, по фрагментам.

Иногда мы, чтобы придать вкус старой, «зажеванной» резинке, добавляли к ней сахарного песка, варенья, сиропа. Подкрашивали ее мелко наструганным грифилем цветного карандаша — в общем. делали все, чтобы жвачка служила долго и имела «товарный» вид. Но когда в магазинах случались перебои с этой детской радостью, нам приходилось выкручиваться и подыскивать заменители жевательной резинке. Вот тут-то в ход и шли разные малосъедобные, а порой и совсем несъедобные продукты.

Самые продвинутые дети в качестве жвачки использовали лыжную мазь — она часто продавалась целыми наборами для разных температур и была разноцветная, упругая, хотя и совершенно невкусная. Но родители обычно быстро замечали подобное безобразие и пресекали его, да и не в каждом доме было столько мази, чтобы незаметно ее употреблять в виде жвачки 🙂

Другие хитрецы вытаскивали из щелей оконных рам серовато-белую массу, которая по своим «жевательным» качествам не уступала лыжной мази, но добывать ее было сложно, особенно свежую. Чаще встречалась сухая замазка, не пригодная для использования в качестве жвачки.

Гудрон (точнее, битумная смола, но все в детстве называли это вещество гудроном) — чуть ли не главная жвачка, универсально используемая во всех городах СССР. Если остальные суррогаты зависели от региона — сибиряки жевали «серу», южане — смолу персиковых деревьев, то гудрон имел повсеместное распространение.

Ну какой же советский ребенок упустит возможность полазить где-нибудь в окрестностях стройки? Там и винтики-болтики полезные найдешь, и карбида набьешь полные карманы (все помнят. для чего он был нужен? :)) и вообще много всяких нужных для полноценной жизни вещей приобретешь, но вот гудрон — это святое. Нет, конечно же, он использовался и для других целей — можно было, к примеру, им натереть шины велосипеда, чтобы он лучше тормозил с эффектными черными следами, но основное его предназначение — заменитель жевательной резинки.

Помните, как красив этот кусок смолы на изломе? Вот он, серенький, припорошенной пылью, раскалывается чем-нибудь подходящим для этих целей — и на изломе блестящая антрацитово-черная атласная поверхность! Главное — отломить такой кусочек, чтобы в рот влезал и оставалось пространство для маневров, потому что сначала-то эта смола твердая, а вот когда разжуешь-разогреешь ее, нормальной становится, почти как жвачка, только без фруктового вкуса 🙂

Ну и не менее популярной была натуральная «жвачка»- т.е. наросты смолы от фруктовых или хвойных деревьев. Дети из северных регионов СССР наверняка вспомнят знаменитую «якутскую жвачку», которую делали из березовой бересты, высоченной в сливках или в сметане, а затем вываренной до черноты.

И, пожалуй, нужно упомянуть еще один заменитель жвачки: если помните, у некоторых парфюмерных и аптечных флаконов встречалась дополнительная уплотнительная крышечка из прозрачного мягкого и упругого пластика. Вот эти крышечки тоже нередко жевали вместо дефицитного лакомства 🙂 Таким было суровое советское детство ))))

Тематическая группа канала ВКонтакте — добро пожаловать!

Источники:

http://bugaga.ru/anecdote/1146749788-pyatnichnye-anekdoty.html
http://www.adme.ru/svoboda-narodnoe-tvorchestvo/polzovateli-seti-podelilis-konfuzami-iz-detstva-o-kotoryh-im-do-sih-por-nelovko-vspominat-2177265/
http://www.stranamam.ru/post/37841/
http://zen.yandex.ru/media/id/5acb52635f4967871962fbc9/5c1a6a674af69000a9c4894f

Ссылка на основную публикацию
Статьи на тему:

Adblock
detector